В краю охотников за головами / В краю воюющих каноэ / In the Land of the Head Hunters / In the Land of the War Canoes (1914W-R4)

Описание: В кадре нет ни одного белого или черного человека. Фильм относится к так называемой восстановительной этнографии, т.е. такому способу фиксирования прошлого, который в своем стремлении «спасти» его приметы зачастую может игнорировать настоящее. Например, когда Кёртис снимает фильм про охотников за скальпами, никаких скальпов индейцы уже не снимали.

Год выпуска: 1914
Страна: США
Жанр: драма / (псевдо)документальный / этнографический / немое кино
Продолжительность: 00:43:31
Перевод: Субтитры
Режиссер: Эдвард С. Кёртис / Edward S. Curtis
В ролях: Стэнли Хант, Маргарет Уилсон, Сара (Абайя) Смит Мартин, миссис Джордж Уолкус, Булоотса, Пэдди Малид, Ква’кваано или Хаэйтлулас (Длинный Гарри), Франсин Хант, Боб Уилсон, Хелен Нокс, Джонатан Хант

Описание: Фильм еще одного пионера этнографического кино (помимо известного нам по имеющимся на трекере фильмам Роберта Дж. Флаэрти), снявшего в Канаде документальный фильм про indigenous people — индейцев (у Флаэрти – «Нанук с севера» — про эскимосов) – Эдварда С. Кёртиса.
Сущность восстановительной этнографии вообще двойственна: с одной стороны, это нечто в чистом виде художественное, потому что к реальной жизни оно имеет мало отношения; с другой — нечто в чистом виде документальное, ибо все-таки оно имеет дело с реальной жизнью, пускай и исторической.
Поэтому фильм Кёртиса сложно считать чисто документальным или чисто художественным. «В краю охотников за головами» имеет беллетристическую фабулу, речь в нем идет о любви, о мести, о колдовстве и тому подобных вещах. Будет правильно сказать, что документальный фильм Кёртиса притворяется художественным, настолько сращиваются здесь игровые и неигровые элементы.
Очень важно, что в фильме аборигены рассматриваются сами по себе, а не в своих отношениях с белым человеком. Это прорыв. Признание другого народа за народ только тогда чего-то стоит, когда мы признаем, что у них может быть жизнь без нашего участия, свои страсти, желания и т.д. Белому человеку вообще свойственно думать только о себе.
Кёртис был известен своими фотографиями коренного населения Америки, на которых тщательно ретушировал все признаки современной цивилизации, такие, как хронометр или ружье. В начале двадцатого века он «получил грант» от Моргана на создание обширного многотомного фотоальбома с фотографиями из жизни североамериканских индейцев. Он сделал более 40 000 фотографий у более 80 американских племен. Его часто обвиняли в том, что фотографии его часто бывали постановочными, причем постановки нарушали реалии жизни индейцев того времени. Но факт остается фактом — ему удалось задокументировать такую жизнь, от которой сейчас почти ничего не осталось: прически, одежду, оружие, быт, обряды… Он, похоже, в самом деле считал индейцев людьми.
Его фильм можно считать совместной работой с племенем квагуль, подразделением племени квакиутл (или, правильнее, кваквака’ватль), обитавшим в районе пролива Королевы Шарлоты, разделяющего остров Ванкувер и тихоокеанское побережье Канады, провинция Британская Колумбия.
Полноценный соавтор Кёртиса — Джордж Хант, сын местного торгового фактора, родственник половины актеров. Он выступал в качестве переводчика, руководил индейцами, был помощником режиссера, со своим семейством шил костюмы, строил декорации и т.д. Скорее всего, он помогал Кёртису и с написанием сценария, вернее, с адаптацией его к индейским условиям. Известно, например, что актеры вместе с ним придумывали некоторые сцены в полевых условиях. Это было настоящее содружество.
Это очень круто — племя, стремительно вымирающее (хотя бы в смысле потери собственной идентичности), люди, целиком погруженные в прошлое, сидящие на обочине истории (и даже специально посаженное туда доброхотами-этнографами) принимает участие в наиболее современном проекте — вот уж истинно, дремучее прошлое встречается с сияющим будущим. Такой стык не мог не породить вспышки, хотя бы в смысле выделения мощной энергии.
Сюжет, в надежде заинтересовать белого зрителя, наивно приписывает индейцам какую-то европейско-американскую психологию. То есть индейцы, при всех своих песнях и плясках, в сущности, ведут себя как белые. Но и сюжетообразующие конфликты, кажется, характерны для любой культуры — любовь, месть, колдовство. Сейчас, к сожалению, нельзя сказать, насколько они универсальны или специфичны именно для европейской культуры — потому что будут понятны представителям всех оставшихся к настоящему времени мировоззрений.
Фильм имеет не очень оригинальный сюжет. Но его следует посмотреть.
В сюжет вплетены разнообразные танцы индейцев: ритуальные, свадебные, торжественные и т.д. Специально построены жилища индейцев, священные фигуры, тотемы, костюмы и пр.
Индейцы с удовольствием снимались в фильме, потому что как раз в это время в Канаде свирепствовал закон о запрете потлача (принятый с целью их скорейшей ассимиляции, время действия — 1894–1951). Канадское правительство во имя исполнения закона запрещало всяческие религиозные церемонии, ритуальные танцы и т.д. И индейцам племени квакиутл проводить свои обряды было тяжело. А тут можно было это делать на законных основаниях. Скорее всего, под этим соусом проводилась и церемония дарения, в обход закона. Так что тут никакой художественности не было, а были самые настоящие документальные съемки. Более того, видимо, это последний раз, как белый человек видел настоящие индейские танцы, потому что как раз с 1914-го года закон о потлаче официально распространился и на танцы официально, и участников церемоний стали сажать.
История фильма такова. Кёртис давно шёл к нему. Он был фотографом, с настойчивостью маньяка снимавшим индейцев. В начале 1900-х по заказу Джей Пи Моргана издал книгу «Североамериканские индейцы» в двадцати томах. В 1911-м г., в целях промоушена книги устроил шоу: показывал на стереоскопе слайды и читал лекции с живым музыкальным аккомпанементом, под названием «Индейская опера в картинках». Эта опера стала основой фильма. Сам фильм, несмотря на хорошую прессу, провалился в прокате и считался утерянным, но в 1947-м г. одну копию нашли буквально чуть ли не в мусорном ящике и передали Чикагскому Музею Естественной Истории.
В 1974-м г. Билл Холм и Джордж Куимби выпустили его под названием «В краю воюющих каноэ», озвучив с помощью настоящих индейцев квакиутлей, нотная запись музыки к фильму была найдена в исследовательской библиотеке института Гетти, так что звук можно считать аутентичным. В 2008 г. вышло новое издание, подлиннее, там были добавлены еще какие-то кусочки, найденные с 47-го года. Фильм, естественно, очень плохо сохранился, камера иногда дергается, иногда почти ничего не видно, но впечатление от его просмотра довольно магическое. В первую очередь от индейских танцев и музыки — озвучка старых фильмов на пользу им не идет, но тут не тот случай. Чистая психоделика!

Доп. информация: IMDB User Rating 6.3/10 (65 votes)

Награды:
1999 — внесен в национальный фильмовой регистр США

Интересные факты о фильме:
• Очень многие актеры — родственники Джорджа Ханта: Стэнли Хант — его младший сын, Маргарет Уилсон — его внучка, дочь Чарли Уилсона и Эмили Хант Уилсон, Сара Смит Мартин — жена Дэвида Ханта, его старшего сына, Франсин Хант — его вторая жена, Боб Уилсон — брат Маргарет Уилсон, Хелен Нокс — сестра Маргарет Уилсон. Кроме того, Википедия знает индейских художников — потомков Джорджа Ханта — Генри, Ричарда, Стэнли, Тони и Кэлвина Хантов. 14 февраля 2009 г. Джорджу Ханту исполнилось бы 155 лет!
• Маргарет Уилсон, Сара Смит Мартин и миссис Джордж Уолкус играют одну и ту же роль. Кроме того, Джордж Уолкус играла еще одну другую роль.
• Сара Смит Мартин позже вышла замуж за вождя Мунго Мартина, известного индейского художника, певца и композитора.
• Фильм снимался в районе пролива Королевы Шарлоты, разделяющего остров Ванкувер и тихоокеанское побережье Канадской провинции Британская Колумбия.

Comments are closed.